"Я считаю, что четыре фестиваля в сентябре – это перебор..."

Интервью с преподавателем школы «Tango UndergrounD» Артемом Поляковым. Текст интервью подготовила Ирина Дубчак (ака Ешка:)



Фото Екатерины Хижняк
Сегодня у нас в гостях Артем Поляков - замечательный тангеро и преподаватель школы «Tango UndergrounD» из Львова. По сложившейся традиции, мы не затягиваем с представлением, и мой первый вопрос такой:

Артем, почему ты начал танцевать танго и сколько места в твоей жизни оно сейчас занимает?
Я начал танцевать танго чисто случайно. Несколько лет назад мне позвонила подруга, с которой мы вместе учились, и предложила: вот, есть такое аргентинское танго, давай сходим, попробуем. Я тогда вообще не знал ничего. С Интернетом тоже не очень дружил. Пришли на занятия. Проходили они тогда в школе бальных танцев. У них от аргентинского танго было только название. Тем не менее, школа и сейчас процветает, к ним постоянно ходят люди. Так что свою нишу они занимают.
 Но со временем мы ушли оттуда – благодаря одной паре из Аргентины. В Киеве их тоже знают – Аиша и Виктор. Они были на первом Тангокемпе в Крыму.
Аиша и Виктор, Львов
Дело в том что корни у Виктора – во Львовской области, и он просто приехал во Львов посмотреть, где родились его родственники. И так получилось, что кто-то о них узнал, кто-то кому-то сказал, и наш преподаватель аргентинского  танго решил организовать семинары.
Аргентинцы сделали семинары чуть ли не бесплатными. И это было первое наше знакомство с аргентинским танго, какое оно есть действительно. Конечно, Аишу и Виктора во время семинара пытались загнать в какие-то рамки, типа «покажите пару фигур и ничего не говорите», но Аиша сделала пару замечаний. Ведь обычно преподаватели просят перед семинаром: потанцуйте, мы посмотрим, что вам давать. Она посмотрела и сказала, что это не танго. Конечно, не все это услышали, но у некоторых закрались какие-то сомнения.
Эти семинары прошли на ура, но разницы, в принципе, никто и не понял. И когда аргентинцы приехали через полгода еще раз, тогда уже у многих возникли сомнения, что мы чем-то не тем занимаемся.  Так и начался второй период – уже действительно аргентинского танго, когда Аиша и Виктор уже давали семинары в другой школе. Но это длинная история.
А сейчас танго занимает у меня столько времени, как у других людей занимает, например, просмотр телевизора или поход по ночным клубам, – свободное время.

То есть это не твоя профессия?
Фото Оли Курыльской
Нет, это совершенно не профессия – танго с утра до ночи я не занимаюсь. Я программист. Я днем работаю, а вечером хожу на милонги, на практики.

Если можно, еще пару слов, кого ты считаешь своими преподавателями, у которых ты чему-то научился.
Это достаточно трудный вопрос. Потому что понимание пришло со временем. Мы учились у одних, у вторых, у третьих…  А потом пришло понимание всего, что нам давали. И я бы не сказал: этот дал мне что-то. Каждый дал мне что-то по-своему. Но одними из первых преподавателей – после Аиши и Виктора – были Сигрид ван Тильберг и Maзен Киван.
Это был первый заграничный фестиваль, на который мы выехали. Варшавский танго-фестиваль… Не помню номер, третий, по-моему. Занятия мы там выбирали по темам – на преподавателей вообще не смотрели. Но получилось, что мы записались к одним и тем же преподавателям. Было уроков 5 или 6. И это был очень интересный опыт. Хотя всего, что мы тогда прошли, мы не осознали. Но потом, через 2-3 года, мы всё время вспоминали «О! Нам же это говорили на семинарах! Вот, что они имели в виду!».
Людмила Васильева. Фото Daniel Kä Semayr. 
После третьего Тангокемпа мы познакомились с Людой Васильевой. В принципе, ее здесь мало знают… Он одна из тех, кто привез танго в Москву. Она с Эриком Йорисеном (Eric Jorissen) приезжала в Москву как его партнерша. Мы с ней познакомились, сдружились и, в результате, приехали в Гамбург на две недели. Мы там достаточно интенсивно занимались и танго, и другими интересными вещами. Она актриса. У нее есть театр, и там основная работа – турне. Но то время, которое она проводит в Гамбурге (буквально несколько недель в году), она преподает танго.
Недавно (не считая семинаров Грасиелы, когда она приезжала в Киев) мы ездили в Москву к Ире Петриченко. Тоже известный, замечательный преподаватель. Она очень глубоко работает с танго. То есть не с фигурами, с чем-то поверхностным, а с тем, что происходит внутри.

Да, у нас в Киеве ее хорошо знают и часто приглашают с семинарами. Ты сейчас и сам преподаешь. Скажи, что является наиболее трудным для тех, кто учится танцевать танго?
Как я заметил, труднее всего для людей – это не освоить что-то с точки зрения физкультуры. А обычно, чтобы понять и чтобы качественно заниматься аргентинским танго, надо очень много работать с головой (как профессор Преображенский говорил: «Вся разруха в головах»). Надо отключать голову. Не думать о том, что ты делаешь. Потому что новички, когда приходят на занятия (все мы были новичками), постоянно думают: «Так, я не туда повернулся, я не туда пошел, а нужно было сделать тот шаг и пойти так». А потом мы еще переспрашиваем друг друга, «я не то сделал» и т.п. Это очень мешает.
Кроме того, тут еще и вопрос доверия к своему преподавателю. Мы постоянно проверяем, начинаем задавать вопросы.. Вот он сказал делать то-то, а если я буду делать по-другому, то что будет? Конечно, эксперимент – это хорошо, но поначалу надо довериться преподавателю, а то получится какое-то слишком свое танго.
Да, интересное  наблюдение.
Вот это самое важное. Отключить голову от лишних мыслей. Не думать о внешнем – думать о внутреннем: что я ощущаю в данный момент, когда я танцую. Не «куда идут мои руки, мои ноги». А «где находится моя ось, как я ее держу» и т.п.

А как ты учился? Как ты себя поддерживаешь в форме? Как ты ежедневно работаешь?
Мы регулярно ходим на практики. Чаще всего работаем с учениками индивидуально. Но когда можно попрактиковаться с кем-то своего уровня, то при первой же возможности я стараюсь это делать: когда к нам во Львов приезжают из других городов или когда есть семинары какие-нибудь.
Ночи милонгеро. Фото Татьяны Смирновой
Если брать семинары, то лучше брать два-три. Чем ехать на один семинар – лучше просто город посмотреть. Потому что, по моему опыту, один семинар ничего не дает. За один семинар преподаватель только притирается к ученикам, чтобы понять, что им нужно – так хорошие преподаватели делают. Был негативный опыт. Не будем называть имена, но, например, на «Ночах милонгеро» не понравились семинары, которые преподаватели вели именно для тех, кто пришел на один раз. То есть показать несколько шагов без объяснения того, что происходит с телом, что происходит внутри. То есть, грубо говоря, можно открыть ЮТуб и посмотреть те же фигуры, те же связки, но заплатить только за Интернет.

Дальше у нас будут более трудные вопросы. Что для тебя значит «хорошая партнерша»? И, поскольку ты преподаватель, то что такое «хороший партнер»?
Можно начать с хорошего партнера? Хороший партнер – это тот, кто умеет или по крайней мере старается показать женщину в танце. Есть куча примеров на ЮТубе, когда мы смотрим и внутри возникает ощущение «О, как партнер классно танцует!». При этом на партнершу никто не обращает внимания, даже во что она была одета. Лично мне такое не нравится. Да, это красиво для шоу. Но когда мы танцуем на милонге (и даже то же  шоу!) можно танцевать по-другому и – показывать женщину. Если вы хотите потанцевать с хорошим партнером, посмотрите на танцпол, кто из партнеров лучше всех показывает женщину. Но, опять таки, кто чего ждет от танго…
Женщина в танго должна быть женщиной. Для того чтобы у партнера была возможность ее показать, она должна ему полностью отдаться. Она не должна бегать по танцполу, не должна пытаться сама исправить свои ошибки. Как в танго: если мы ошиблись, да, ошиблись – и пошли дальше.  И даже если взять свободную ногу. На нее одну двух голов много:). Она принадлежит партнеру. Это один из основных принципов. Если ему следовать, то танцевать будет достаточно просто и комфортно.

Вы с Аней много путешествуете, бываете в разных городах, да и к себе во Львов приглашаете гостей. Есть какие-то особенности, региональные отличия, как танцуют Киеве, во Львове, в Европе?
В Германии бросилось в глаза, что большинство людей танцуют в дальнем объятии. Я читал много разных объяснений и, в принципе, с ними согласен: поскольку большинство людей очень закрыты, все панически боятся нарушить чье-то спокойствие. И поэтому не хотят обниматься. Не потому, что вообще не хотят обниматься. А просто думают, что человек, с которым они хотят обниматься, не хочет с ними обниматься. Но это спорный вопрос:).
А если посмотреть на ребят из разных городов на каком-то фестивале, например, на Тангокемпе, а потом съездить к ним в города и посмотреть на их регулярные милонги, то часто понимаешь, почему они так танцуют. Например, Днепропетровск очень широко танцует, в дальнем объятии. Даже в ближнем они занимают очень много пространства. После того как мы побывали у них, мы поняли, почему. Нигде нет таких огромных залов для милонг! Даже в Москве мало таких залов. Причем количество танцующих в разы меньше. И естественно, они ни в чем себе не отказывают. Но когда они приезжают в Киев и приходят в «Театрион», им, конечно, тесно.
В Театрионе сейчас всем тесно, это действительно очень популярное место.
Но когда киевляне после прокачки в «Театрионе» приезжают в другие города, им везде хватает места.  Я даже по себе знаю, что когда танцуешь на маленьком танцполе с людьми, которые танцуют много лет, то достаточно комфортно и не замечаешь, что мало места. Но хватит и одного человека, который станет посреди танцпола, чтобы всем стало тесно.

Я еще вспомнил об объятии. Может, это только у нас здесь так. Но люди, которые или сразу или через некоторое время однажды стали в близкое объятие, уже не хотят обратно в дальнее. Те, кто начинает с близкого, не хотят его менять..
Я очень согласен с этим. Мое мнение очень близкое: дальнее объятие – для новичков. В дальнем объятии каждый в паре исключительно на своей оси. Мы можем двигаться как угодно. И даже если кто-то начинает заваливать свою ось, то  он не тянет за собой своего партнера. Поначалу это очень помогает. Даже спасает свое настроение. Вот если тебе поломают твою ось (о партнершах), то уйдешь с занятия неудовлетворенная всем и партнером. Так что первый месяц-два занятий достаточно нормально в дальнем объятии, но потом надо быстро перейти из дальнего в ближнее. А то можно надолго зависнуть,  и потом, когда тебя обнимет кто-то, кто в дальнем объятии танцевать или не любит, или даже не умеет, то начнутся проблемы. То есть когда один только в дальнем, одни только в ближнем. Это, конечно, своего рода эксперимент :).

Вопрос по поводу популярности аргентинского танго, которая почему-то только растет. В Украине сейчас в сентябре 4 фестиваля. Если мы дальше пойдем такими темпами, то к чему мы придем? Как ты это видишь, и какие у тебя есть объяснения, почему популярность танго растет? Почему стало много фестивалей?
Танго-фестиваль "Львовска осень", 2010. 
 Очень интересный вопрос. Я могу сравнить количество фестивалей, которые растут как грибы, с нашей системой образования. Сейчас наблюдается инфляция системы образования. Раньше если несколько человек имели высшее образование, они точно имели работу. Сейчас у нас практически каждый имеет высшее образование, но оно ничего не гарантирует. Так и с фестивалями. Раньше каждый уважающий себя клуб должен был иметь свою милонгу. Сейчас почему-то думают, что им обязательно нужен фестиваль, как минимум одни, а то и два: весной и зимой, а может – летом. И в результате получилось, что на такое количество танцоров, которое мы имеем на Украине, у нас слишком много фестивалей. И смотреть не по статистике. Если съездить туда, мы увидим, что на них не так уж и много народу. Люди просто разделились по разным фестивалям. Но чтобы был такой уж бум, чтобы спрос спровоцировал предложение – я такого не замечал. Тут наоборот, предложение пытается потянуть за собой спрос, но я пока не увидел результатов.
Думаю, со временем произойдет естественный отбор.
Да, я думаю, со временем некоторые фестивали закроются.
Или возрастет количество танцующих…
Я считаю, что 4 фестиваля в сентябре – это перебор. Не считая, что параллельно идет еще парочка других семинаров. Так что ты можешь сходить не только на фестивальные занятия, но и на какие-то другие. В году 12 месяцев. Но почему-то забиты у нас только май, сентябрь и август. А остальные месяцы – их там девять – пусты. Весной можно фестиваль организовать, в начале лета. Но почему-то все решили организовать именно в это время:).
Думаю, что это было случайно.
Мы выбирали даты для Львовской осени именно потому, что в сентябре в Украине ничего не было. В этом году не было фестиваля Kyiv Style. «Бархатное танго» ближе к концу сентября, и там другой формат. А тут получилось, что когда мы провели организацию и рекламу, получилось, что – раз! – каждую неделю фестиваль:). И даже параллельно…
Львовская осень 2010. Клуб Гавана. Фото Артема Полякова
Тем не менее, я знаю, что те, кто вернулись с  Львовской осени, очень довольны и Львовом и самим фестивалем.
 Это очень приятно.

Наша беседа подходит к концу. Возможно, я что-то не спросил или ты сам хочешь поделиться, что-то пожелать тем, кто учится. Все-таки наша основная аудитория – это те, что пытается самосовершенствоваться.
Хотел бы повториться: я пожелал бы не заморачиваться шагами, а работать больше над отношением к танцу, отношением к женщине в танго. И, соответственно, отношением к мужчине в танго, и в целом ко всему: к женщинам и окружающим. Вот и всё. Немного, но это самое главное.

Комментариев нет:

Отправить комментарий