"До того, как мы вступаем в контакт с собой, контакт с чем-то еще – невозможен."

Продолжение беседы с Александрой Вильвовской. Первою часть интервью можно почитать и послушать здесь


Фото Александра Забары
Это вопрос внимания? Это вопрос, как я распределяю свое внимание во время танца? 
Да, для меня это в значительной мере вопрос внимания. По крайней мере, к этому можно прийти через внимание, через управление вниманием.

Сегодня участники семинара смеялись: что, на милонге, вечером мы тоже будем «почувствуйте свой центр, почувствуйте, где у вас стопы, ощущение пола»?.. Естественно, на милонге это происходит другим образом, но происходит.


Когда я выхожу танцевать – я проверяю, где мой пол, как я его чувствую, чувствую ли я его вообще? Насколько устойчиво я стою и что мне нужно поменять в теле, чтобы стоять более устойчиво с этим партнером? И вообще – я здесь или я где-то в трансе? Или я в своих мыслях, или я где-то внутри себя и окружающие для меня не существуют? До того, как мы вступаем в контакт с собой, контакт с чем-то еще – невозможен. Мы не можем пойти наружу – к партнеру, музыке, танцполу – до тех пор, пока мы не с собой. Иначе… Ок, мы можем так делать, и вполне может получиться нормальное, формальное такое танцевание.

Фото Игоря Вагана
Когда я начала разрабатывать свои программы, для меня очень важно было преодоление разных метафор, которые используются при обучении танго.

Например, в последнее время многие цитируют идею, которую на своих уроках дает Орасио Годой. Он говорит, что существуют три мира: есть мир пола, мир партнера/партнерши, мир музыки. И важно, чтобы мы, начиная танцевать, последовательно их проходили: чтобы мы чувствовали пол, чтобы чувствовали партнера, и потом мы можем обратить внимание на музыку и начать двигаться.

Я не знаю, как он это отрабатывает на уроке, но для меня такая формулировка – яркий пример танго-метафоры. И мне лично сложно было бы вот так слету воплотить ее в теле, понять что я должна сделать, для того чтобы...

Но я знаю, как это сделать иначе, и знаю, почему эта идея Годоя очень важна. Метафора сама по себе прекрасна. Но мне важно, что в ее основе лежит банальная физиология. Эта цепочка: пол-партнер-музыка – действительно существует. Ощущение опоры – это ощущение устойчивости и спокойствия. Это отсутствие сковывающего тело страха: со мной всё в порядке; пол подо мной не проваливается; я не падаю; мне тут физически ничего не угрожает. Это работает мозжечок и все наши рецепторы, которые отвечают за восприятие физического состояния тела. Хорошее ощущение пола – это самый главный вопрос для организма, это вопрос безопасности.

Если со мной сейчас всё хорошо, моей жизни ничего не угрожает, то только тогда я могу часть своего внимания уделить другому человеку, обнаружить другого человека рядом с собой, как-то отнестись к нему, принять его. По-настоящему обнаружить, как в «Аватаре»: «Я тебя вижу». Но эта возможность – увидеть другого человека – возникает только после того, как я убежден, что со мной все в порядке.
 Презентация курса "Технология контакта"
Фото Игоря Вагана. 


И если я вижу этого человека, я начинаю задаваться следующим вопросом, насколько это для меня безопасно? И более детально: насколько мне комфортно с этим человеком, какой контакт удобен, какое расстояние приятно, насколько близко я могу с ним быть? Насколько я могу ему доверять не только психологически, но и просто физически? После того, как «со мной в порядке», я могу задаться вопросом: а кто это, что это, с кем я оказываюсь на расстоянии, извините, 5-10 сантиметров, или вовсе полностью плотно соприкасаясь телами? Если мне удается найти удобное, комфортное положение по отношению к партнеру, только после этого я могу испытать интерес к нему. И быть внимательной к нему. Потому что до тех пор, пока я не стою на ногах, я не могу свое внимание уделить другому человеку. Я все время буду думать, а не упаду ли я:). Ну то есть я могу об этом не думать, а вот мой мозг будет решать именно эту задачу.

То есть на твой взгляд это первично – ощущение пола? 
Да, ощущение пола, ощущение устойчивости, баланса, опоры, то, что называется «заземлённость».

O заземлённости в танго тоже существует очень много метафор. 
О, да:). На самом деле это просто термин, который обозначает, что я хорошо, устойчиво стою на ногах и все время телом ощущаю контакт с полом.

И если с устойчивостью все в порядке, и только после того, как я смогу уделить достаточно внимания другому человеку и понять, что мне с ним хорошо, я могу обратить внимание на что-то еще вокруг. В данном случае – на музыку. И подумать, хочу ли я под это двигаться или нет и как я хочу под это двигаться.

Из своего опыта... Я в какой-то момент понял: у меня получается, что 100% внимания - это музыка. То есть я весь сверху. Без этих нижних этажей. Получается, что если ты весь в музыке, то невозможно установить хороший контакт с полом и партнершей? 
Milonguero Nights 2008.
 Photo by Jennie Jenyura
 В какой-то момент я на форуме отвечала на этот вопрос. Всё зависит от того, что мы делаем. Если мы пришли на трансовую вечеринку, то фиг с ним – с полом! И какие вообще партнеры! Музыка, движения – и ты улетаешь. Это то, что очень часто случается с барышнями: на грудь прилегла, глаза прикрыла, и всё – и музыка ее унесла. У меня все время возникает вопрос: а каково с этим – партнеру? Он вообще с кем танцует в этот момент?

А если он за этим пришел?.. 
Ему тоже может быть нормально. Можно уйти в транс – не вопрос. Остается вопрос: что мы делаем?

Можно танцевать без партнера – нет никаких проблем. И на самом деле, огромное количество такого формального танцевания – может быть даже высокотехничного – происходит без партнера. Это то, о чем говорят Чичо и Себа. Вдруг они обнаружили, что людей с какой-то физической подготовкой по своим новым методикам, в новой системе танцевания они легко могут обучить двигаться в формате танго, выполнять эти движения. Но при этом из танго уходит контакт, уходит та самая идея, которая, как мне кажется, лежит в основе танца.

То есть ты говоришь, что вопрос, который ставит все на свои места, это «зачем я всё это делаю?». И если я хочу как-то расти в танго, то нужно развивать это искусство распределения внимания? 
Ключевой вопрос – «Что я делаю?» «Зачем?» – это следующий вопрос. Я не говорю, что «нужно распределять внимание», но это может помочь для начала – внимание к своему телу, к своему внутреннему движению, к своей возможности двигаться. Основные темы, с которыми я работаю, это, как правило, про баланс, про контакт, про музыку. Три больших направления, от них там еще другие ветвятся.

Фото Игоря Вагана
Все преподаватели работают с балансом, работают с устойчивостью. Вопрос в том, как, какими методами мы идем к улучшению баланса. Я не знаю, как в Киеве, но в Москве нередко звучит одна странная для меня идея: танго как танец – это нечто настолько самобытное, что не имеет отношения ни к чему вокруг. Эдакий уединенный остров. Хотя современное танго со всей своей системой движения, со стилистикой движения – не со смыслами, а с формой движения – уже давно не является чем-то изолированным, оторванным от того, что происходит в танцевальном мире в целом.

Если раньше аргентинское танго было чистым соушл: они там в салонах или маленьких милонгах перетаптываются с места на место, – то сейчас благодаря своему развитию танго оказалось встроенным в общетанцевальную тенденцию, в общетанцевальное пространство. Это для меня очень важно

Ты говоришь о том, что происходит некое слияние и влияние современного танца на технику танцевания танго? Да. Отчасти это связано с тем, что большое количество людей, которые изучали современный танец, занимались модерном, занимались контемпорари, а не только классической хореографией или фольклором, естественно привносят это в технику танцевания, в структуру движения танго.

За последние 30-40 лет в современном танце произошли очень сильные изменения, почти революционные. Может быть, в меньшей степени в видимости танцевания (как танцуют), сколько в способе подготовки, в способе работы танцора. И при работе с балансом, например, и в других темах я использую те же самые подходы, которые работают в системе подготовки профессиональных танцоров.

Для тех, кто не в курсе, что это за изменения?
Это переход от движения как формы (руку туда-сюда, мышцами держим это) – к большей осознанности, к осознаванию своего движения. Когда ты чувствуешь, как двигаются твои кости, – и ты можешь двигаться костями. Или ты можешь двигаться мышцами или двигаться кожей, например. И внешне у тебя получаются разные движение, хотя траектория движения одна и та же. Сейчас телесное осознавание активно используется для построения своего движения, для построения структуры своего движения или качества, характера движения.

Существуют, например, техники релиза, которые, в частности, используют тот факт, что твое тело притягивается к земле и может двигаться по инерции. И в этом смысле движение можно делать более легко и более эффективно, используя только те мышцы или только те части тела, которые действительно нужны для этого. И не используя те, которые не нужны.
Фото Игоря Вагана

То есть это те вещи, которые делают танцевальные движения более наполненными? Отсюда оно прорастает? 
В том числе – да. Поэтому, с точки зрения суверенного Острова Танго, я занимаюсь какими-то странными вещами. Я ведь даже не обсуждаю технику танцевания. Максимум – показываю, как полученные телесные навыки работают в танго-технике. Ибо дело не в том, что я понимаю, где, например, должно находиться бедро свободной ноги в повороте, чтобы человек не падал и могу сказать кучу умных слов про это. Вопрос в том, как человеку самому достигнуть того, чтобы бедро таки оказалось в нужном месте? Я нашла ответы на подобные вопросы в более широком танцевальном контексте.

И наконец, возвращаясь к твоему вопросу о курсе «5 ритмов танго». Он на самом деле, тоже очень физиологичен. Курс родился после того, как я услышала слова Себастиана Арсе: «Впустите музыку в свое тело, позвольте ей что-то там внутри себя сделать и, когда вы будете готовы или если вы будете готовы, выпустите ее в движение». Это очень красивая фраза. При этом по тому, что он делал на уроке и как он сейчас преподает, – я вижу, что он выстраивает методики, которые позволяют это сделать в рамках танго. И конечно, если взять подряд 20 уроков у Себастиана и Марианны, то в какой-то момент этот телесный навык взаимодействия тела с музыкой возникнет.

В каком-то смысле я предлагаю обходной путь, но он может быть более коротким. Что значит «впустить музыку в свое тело»? Как это сделать? Я просто на своих занятиях простраиваю цепочку упражнений и процессов, которые вырабатывают этот телесный навык.

Под эту фразу ты подкладываешь какие-то упражнения, чтобы на выходе получить ново качество движение?
Да. Потому что это навыки. Это телесные навыки. С ними мало столкнуться, один раз пережить. Это вещь, которую надо тренировать.
Фото Игоря Вагана

Получается, что существуют базовые техники работы с телом, которые напрямую с танго не связаны , но которые необходимы?
Которые вообще про способность человека танцевать и двигаться. Они более общего характера, чем танго.

И это нужно тем людям, которые хотят не просто прийти на милонгу побалдеть, впасть в транс, а которые хотят расти в том, что и как они танцуют?
Наверное. Ко мне приходят совершенно разные люди. Иногда ко мне приходят очень продвинутые танцоры, потому что для них это новая грань, следующая ступень к тому, куда развивать свой танец. И приходят совсем новички, 2-3 месяца в танго, которые не могут тело собрать. Им говорят «иди налево», а они не понимают, где у них «лево». Они в этом абсолютно не виноваты. Просто они никогда до этого не сталкивались с задачей понять, где у них заднее бедро или, не знаю, передняя полупопица:). И для них эти подходы тоже работают.

Получается, что эти техники, которые ты даешь, полезны не только для танго? 
 Да, не только для танго.

С другими сферами жизни они также как-то связаны? По сути, это методы достижения целостности тела и сознания. 
Да, таким образом их тоже используют.

Есть еще кто-то, кто в этом направлении работает?
В танго в этом направлении работает Ольга Бесио. Я знаю, что некоторые преподаватели тоже включают подобные упражнения в свои уроки. Говорят, Диего с Марией на «Ночах милонгеро» давали урок на контакт в паре и очень долго через упражнения готовили тело к тому, чтобы получить новое ощущение. Рассказывают, то, что они делали, было вообще про контактную импровизацию.

Я заметил, что сейчас многие фестивали включают занятия по контактной импровизации в дополнение к другим урокам во время фестиваля. 
Контактная импровизация как раз очень близка к современному танцу. И технически и идеологически.

Семинары в Самаре. Октябрь 2010
В контактной импровизации очень важна идея удержания точки контакта и движения, перемещения точки контакта. Эта идея оказалась очень полезной для аргентинского танго. Ее можно и нужно использовать в танго. Но контактная импровизация – это другой танец.

Получается что человек тратит какое-то время, чтобы поработать со своим телом, обращать внимание. И в результате ты приходишь к какому-то другому ощущению. Сам опыт переживания этого ощущения – это уже что-то новое. Ты уже можешь сказать, что это было, и можешь возвращаться к этому. И на карте появляется то, чего раньше не было
То, чего, раньше не пробовал, не делал. Появляется новое.

Ты вчера была на местной милонге, может, есть какие-то наблюдения со стороны, как танцуют танго в Киеве? Можешь сравнить с Москвой или с чем-то еще. О, это известная тема:). И москвичи, и москвички очень любят киевских партнеров и партнерш. Причем это, может быть, и мифология, но это мифология, которая всё время подтверждается.

Будем способствовать ее поддержанию ;) 
Киев – вообще город открытый, по-человечески теплый. И это проявляется в том, как люди танцуют, как они входят в объятие, как они входят в контакт. Это очень приятно. Это то, чего в Москве, например, не хватает.

Еще одна особенность – я это увидела в первый раз год назад – у киевских партнерш очень точные, оформленные движения. В Москве в массе такого нет. И мне любопытно, как это достигается. То ли это потому что просто достаточно много партнерш с каким-то танцевальным бекграундом, то ли это достигается тяжелой пахотой. Мне просто любопытно. Смотришь – и это очень красиво.
Семинары в Киеве. Октябрь 2010. Фото Наташи Демкович
На самом деле, это комплимент московским преподавателям. Потому что большинство киевских преподавателей либо сами ездят в Москву, либо приглашают преподавателей из Москвы. Сейчас люди только начинают ездить в Буэнос-Айрес, в Турцию, в Польшу. Но всё-таки основной канал остается – более развитое в этом отношении московское танго.
Но тем не менее парадокс заключается в том, что такого количества качественно и красиво оформленных женских ног – это в основном движения в ногах – я в Москве не вижу. Это очень красиво…

Спасибо. Может, ты что-то хотела бы от себя добавить? Чем-то еще хотелось бы поделиться, сказать, пожелать? 
Я могу сравнивать работу с людьми, которые танцуют танго, в разных городах. Опять же впечатление: я никогда не встречала так хорошо растанцованных тангоманов – людей которые начинают легко и охотно двигаться, когда звучит музыка. Видимо, у киевлян изначально есть какая-то такая внутренняя склонность двигаться и танцевать. И это совершенно очаровательно и очень здорово.

Это приятно слышать. Спасибо тебе от имени всего киевского танго-сообщества!



 Подписаться на RSS-ленту

Комментариев нет:

Отправить комментарий